Почему Deutsche Bank уходит из Латвии?

За последние несколько лет в банковском секторе Латвии были приняты новые правила по борьбе с отмыванием средств

После ряда скандалов, связанных с отмыванием средств на постсоветском пространстве, Deutsche Bank уходит из Латвии и Эстонии. Для некоторых латвийских банков это означает финансовые трудности, для их клиентов из СНГ — подорожание услуг, а для финансового сектора страны — возможную реструктуризацию.

За последние десятилетия в Латвии сформировался региональный финансовый центр: на страну с двумя миллионами жителей приходятся 16 латвийских банков и семь филиалов зарубежных.

При этом всем было ясно, что финансовый сектор держится в первую очередь на деньгах нерезидентов: иностранцы обеспечивали более половины вкладов в местных банках. По этому показателю Латвия занимала первое место в ЕС, обгоняя даже Кипр.

13 банков классифицированы местным надзорным органом как работающие с нерезидентами (более 20% вкладов имеют иностранное происхождение).

Россияне уходят сами

Без нерезидентов Рига вряд ли может оставаться региональным финансовым центром, а именно такие цели ставит министерство финансов Латвии в своем плане развития финансового сектора на 2017 — 2020 годы.

Однако за последние десятилетия за страной закрепился имидж «прачечной» для всех желающих легализовать средства, заработанные на постсоветском пространстве: в Латвии всегда говорили по-русски и не задавали лишних вопросов.

В итоге названия латвийских банков засветились и в деле Магнитского, и в деле отмытого молдавского миллиарда, и в афере, получившей известность как «Ландромат».

А два года назад Латвия всерьез взялась за борьбу с отмыванием преступно нажитых средств. Прибавьте сюда российский кризис.

В итоге объем иностранных вкладов в латвийских банках за год рухнул на четверть и теперь не превышает 42%. Принято считать, что за это время ушли в первую очередь сомнительные клиенты.

А вот после судьбоносного решения Deutsche Bank неудобства почувствуют и честные вкладчики.

Дело в том, что иностранные деньги в латвийских банках имеют свою специфику. Вот, что пишет по этому поводу министерство финансов в плане развития финансового сектора:

«Модель сотрудничества между банками, обслуживающими зарубежных клиентов, и клиентами держится на обслуживании транзакций с компаниями, которые часто зарегистрированы в офшорной юрисдикции. В общей структуре вкладов клиентов-нерезидентов 90% — вклады до востребования. (…) Надо отметить, что большинство зарубежных вкладов сделаны в долларах».

Другими словами, около половины вкладов в латвийских банках — а это и есть деньги нерезидентов — деньги, которые просто лежат на счетах (преимущественно долларовых), либо мигрируют между СНГ и офшорными юрисдикциями (тоже в долларах).

Еще два года назад три международных банка предоставляли местным банкам услуги долларовых корсчетов — то есть, возможность делать переводы в долларах быстро и дешево.

Сначала ушел JPMorgan, потом Commerzbank. В прошлом году о частичном уходе объявил Deutsche Bank. Плюс общий отток нерезидентов.

В итоге объем долларовых переводов, осуществленных нерезидентами через корсчета за 2016 год, сократился на треть. Как будут развиваться события после полного ухода Deutsche Bank, предположить не сложно.

Нет доллара — нет банков?
Для тех, кто держит деньги в долларах в латвийских банках, уход Deutsche Bank, конечно, не конец света — выход всегда есть.

Раньше доллары шли напрямую через корсчет (который местные банки открывали в американских банках или американских филиалах других банков), а теперь те же транзакции будут проходить, например, через партнерский банк.

Правда, по словам финансиста Инесиса Фейфериса, придется терять либо на разнице валют, либо на повышенной стоимости транзакций, а также считаться с медлительностью.

Если речь идет о скромных суммах, то проблема не велика, а вот если деньги большие, то клиентам может стать неуютно.

«Потом, если подаешь такой сигнал — что нет долларового счета — на тебя смотрят косо. Если я, например, российское предприятие, то зачем мне тогда латвийский банк», — говорит он Русской службе Би-би-си.

Разумеется, эта проблема коснется не всех латвийских банков. Некоторые из них имеют материнские структуры за пределами страны. У этих материнских структур, в свою очередь, есть собственные корреспондентские долларовые счета, что расширяет список корсчетов дочернего латвийского банка.

К примеру, крупнейший латвийский банк Swedbanka принадлежит шведскому Swedbank AB, а третий по величине латвийский банк SEB banka принадлежит шведскому Skandinaviska Enskilda Banken AB.

Контрольный пакет банка Citadele (успешное подразделение ранее национализированного банка Parex) принадлежит американскому консорциуму „Ripplewood Advisors LLC». У всех трех уже сейчас есть альтернативы уходящему Deutsche Bank.

Такие же альтернативы есть у небольших банков, среди акционеров которых — например, граждане России или выходцы из России.

Bank M2M Europe — один из самых маленьких в стране, а его контрольный пакет принадлежит россиянину Андрею Вдовину (согласно отчету за 2016 год).

При этом Bank M2M Europe имеет долларовые корсчета в двух банках, среди которых нет уходящего Deutsche Bank (согласно информации на сайте).

Norvik Banka входит в десятку крупнейших кредитных учреждений страны и принадлежит гражданину Великобритании Григорию Гусельникову (который упоминается в СМИ как российский предприниматель). В прошлом году банк открыл десять дополнительных долларовых корсчетов.

Дороже и медленнее?

А вот кредитным учреждениям с местным капиталом, вероятно, есть, чего опасаться — замены Deutsche Bank у них пока нет.

В пятерке крупнейших банков страны — Rietumu Banka и ABLV Bank. Оба обслуживают нерезидентов, оба являются системно значимыми, обоим актуальны удобные долларовые переводы.

Контрольный пакет Rietumu Banka принадлежит местному капиталу, у банка есть только один долларовый корсчет — в DEUTSCHE BANK TRUST COMPANY AMERICAS.

Rietumu Banka уже сообщил клиентам о грядущих переменах в списке корреспондентских банков и в процессе долларовых переводов.

C ABLV Bank ситуация похожая, однако свои отношения с Deutsche Bank он комментировать отказался.

Информацию о корсчетах банк также не раскрывает. Неизвестно, есть ли на данный момент у банка долларовый корсчет. Отметим, что в прошлом году в СМИ прозвучала информация о том, что Deutsche Bank планирует прекратить сотрудничество с частью латвийских банков, в списке исключений ABLV Bank не значился.

А согласно отчету банка за прошлый год, его активы сократились на миллиард евро (то есть, на пятую часть). Объем вкладов также сократился почти на миллиард евро, а вот прибыль, наоборот, увеличилась.

Многие латвийские банки с более скромными объемами вкладов также не раскрывают информацию о своих корсчетах. Но все банки, и большие, и маленькие, в один голос уверяют, что на их клиентах уход Deutsche Bank не окажет существенного влияния.

Однако очевидно, что определенные трудности для самих банков эти перемены, все же, создадут: некоторым придется либо увеличить стоимость услуг, либо считаться с меньшей прибылью, либо смириться с потерей части клиентов.

Так или иначе, переходный период продлится несколько лет — именно столько времени, по оценкам надзорного органа, уйдет на создание новых корреспондентских отношений. Что за эти годы произойдет с самими банками — вопрос открытый.

Стали чище — а смысл?

Примечательно, что за последние несколько лет в банковском секторе Латвии произошел маленький переворот: были приняты новые правила по борьбе с отмыванием средств, многие банки были оштрафованы на крупные суммы.

Один банк потерял лицензию, сменилось руководство Комиссии рынка финансов и капитала (надзорный орган). Во всех банках, работающих с нерезидентами, был проведен американский аудит.

Все это — на уровне официальной риторики — было сделано для соответствия нормам Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), куда Латвия вступила совсем недавно, а также для повышения доверия со стороны американских партнеров.

Это доверие необходимо для сохранения корреспондентских отношений, которые, в свою очередь, важны для иностранных клиентов, а значит, и для самих банков.

Для комфорта тех же нерезидентов Латвии надо было избавиться от грязных денег.

«Нам надо было улучшиться, чтобы не было таких позорных случаев, какие были в латвийской истории — и молдавский Ландромат, группа Шора, плюс дело Магнитского. Так уж совпало, что именно в это время проходили переговоры с OECD, это я могу сказать точно», — говорит Русской службе Би-би-си экс-глава комиссии рынка финансов и капитала Кристап Закулис.

По его словам, никто тогда не мог подумать, что все латвийские попытки самоочищения окажутся бесполезными для сохранения корсчетов.

В итоге не совсем чистым оказался сам Deutsche Bank, который недавно был оштрафован на 630 миллионов долларов за участие в нелегальных схемах.

В такой ситуации DB вынужден выбирать партнеров с кристальной репутацией. Латвию вряд ли можно отнести к этой категории.

Число банков сократится

Однако сегодня в Латвии тревогу по этому поводу никто не бьет. Министерство финансов ситуацию не комментирует, Банк Латвии ситуацию не комментирует, а многие депутаты вообще не в курсе происходящего.

Ассоциация коммерческих банков обещает налаживать связи с потенциальными партнерами и призывает банки адаптироваться к работе в новых условиях.

Регулятор говорит о том, что все было ожидаемо, и дело тут не в Латвии, а в стратегии самого Deutsche bank.

Бывший политтехнолог Юргис Лиепниекс считает, что мягкая риторика — именно то, что можно ожидать от представителей властей в такой непростой ситуации.

«Это в каком-то смысле их работа. Банковский сектор не переносит ничего отдаленно похожего на панику. Однако новость, конечно, плохая, потому что банковский сектор Латвии большой, по оценкам он генерирует около двух процентов ВВП, — говорит он Русской службе Би-би-си. — Но число банков в Латвии в ближайшие годы сократится».

Никто сегодня не может сказать, за счет каких банков произойдет оптимизация, но такому сценарию, похоже, мало кто удивляется.

Системно важные банки

«Реструктуризация и консолидация банков — глобальная тенденция, принимая во внимание тот факт, что обеспечение прибыльности становится все большим вызовом. Изменения в корреспондентских отношениях точно не будут главным поводом для дальнейшей реструктуризации», — пояснили Русской службе Би-би-си в комиссии рынка финансов и капитала Латвии.

Там же отметили: на данный момент в список системно важных банков входят шесть кредитных учреждений, в том числе упомянутые Rietumu Banka и ABLV Bank.

По словам бывшего министра финансов Латвии Атиса Слактериса, именно системная значимость банка является тем фактором, на основании которого правительство принимает решение: дать банку утонуть в случае трудностей, или вкладывать в него деньги налогоплательщиков.

Так произошло и с банком Parex, национализация которого, по мнению многих экспертов, привела к дополнительным бюджетным сокращениям во время кризиса 2009 года.

«Главный принцип: может ли крах этого банка разрушить финансовую систему страны. Мы это решение координировали со скандинавами, чтобы не развернулся финансовый кризис. И нам это удалось», — говорит Атис Слактерис.

Источник информации: Русская Служба BBC .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Банки Латвии © 2012-2017